Сибирский ковбой. Журнал "Россия без нас"

 

Мы поговорили с оператором и режиссёром из Новосибирска Станиславом Шубертом о том, как он бросил курить, откладывая деньги на новую камеру, и почему Год кино в России — это насмешка над нашим кинематографом.

— Когда ты снял свой первый фильм?

Первый фильм я начал снимать зимой 1999-2000 года. Это был небольшой хроникально-документальный очерк о необычных местах и достопримечательностях Новосибирска. Я был тогда совсем пацаном, впервые взял кинокамеру в руки. Как назло, был сорокоградусный мороз, было очень холодно, а снимать нужно было на улице. Я ходил по пустому городу, снимал безлюдные проспекты и памятники. Камера была самая примитивная, механическая, Кварц 1х8С, для 8 мм киноплёнки, в ней замерзать было нечему, работала безотказно, зато замерзал я сам, она просто примерзала металлом к лицу. Тогда я понял, как нелегка профессия документалиста, как "всё бывает против оператора": люди, погода, сама жизнь, и как приходится с огромными усилиями вырывать из неё кадры. Всегда получается не так, как задумываешь. Вдвойне было обидно, что часть того первого, "выстраданного" материала погибла в проявке, кое-что пришлось доснять потом. В итоге фильм всё же был смонтирован и показан друзьям, родным и в школе. Было бы любопытно оцифровать этот материал с плёнки и посмотреть сейчас, ведь это был мой первый опыт в кино и детское видение мира.

— Выходит, ты самоучка? 

Да, я научился снимать сам. Не знаю, талантом или упорством, но в основном самостоятельно до всего дошел. Конечно, мне встречались хорошие люди, которые повлияли на меня, научили видеть многие вещи, технически подковали. Это в первую очередь фотографы Виктор Куминов, Андрей Баулин, кинорежиссер Юрий Шиллер, Владимир Белоусов, Петр Анофриков, оператор и монтажер Владимир Леонтьев, кинооператор и ученый Леонид Сикорук. Эти люди помогали советом, аппаратурой, оказывали мне поддержку на разных этапах жизни. Но только собственным горьким опытом я добывал знания и умения, тем более тогда не было возможности достать литературу по кино, не было интернета и киношкол. Съемочная аппаратура была примитивна и стоила больших денег. Поэтому начал я с фотографии, съемок слайд-фильмов, с демонстрацией на экране, что было хоть как-то доступно, в то же время, походило на кино. Затем я освоил технику съёмки на киноплёнку и проявки её, склейки, записи и монтажа звука под плёнку, копирования наконец. Потом я уже научился работать на видео, линейный монтаж на двух видеомагниофонах, затем компьютерный монтаж, с помощью программы Premiere 6.0 на слабеньком Pentium II.

Делал много любительских фильмов, участвовал в фестивалях, получал призы. Хотя, когда я делал первые работы, даже не думал об этом. В первую очередь, снимая кино, преодолеваешь свои внутренние проблемы, ну, и думаешь о зрителе, что ты ему скажешь, как собеседнику или партнеру по игре, какой ход предпримешь.

— У тебя много работ на антифашистскую тему. "Стена" в своё время была довольно популярной в рунете.

Ну, во-первых, у меня немного фильмов, связанных с темой фашизма, и я не фанат каких-то политических идей, во-вторых, эта тема интересовала меня в юности. Так сложилось, что нашу семью всегда связывали с нацистами, поскольку мы немцы по национальности. Моих предков сослали в Сибирь во время Великой Отечественной войны из Поволжья, обвинив в пособничестве фашистам. Хотя они были честными крестьянами, жили в России с 18 века и были советскими патриотами. После войны они были реабилитированы, но клеймо фашизма осталось на них, как и на всем немецком народе. В детстве, играя во дворе в войну, я всегда был "немцем", "фашистом", врагом, и это было несправедливо. Никаких националистических идей и враждебных стремлений у нас в семье не было, наоборот, мы отмечали День Победы, и я воспитывался в патриотическом духе. И конечно, когда я занялся кинематографом, мне хотелось показать свое отношение к нацизму, его неприятие, не важно, какой я национальности. Ещё это был некий юношеский протест против тоталитарного строя, который вылился в фильмы "Стена", "Противостояние" (2004 год) и затем "Фашизм сегодня" (2005 год). 

"Стена", 2004 г.

В последнее время я вообще не занимаюсь политическими темами, так как это все проходящее, надо снимать кино о Вечном. Я больше интересуюсь темами природы, стараюсь делать созерцательные и иносказательные документальные фильмы. Хотя авторского кино в последние годы не совсем удается сделать.

Мои родители были инженерами, работали в проектном институте. В начале 90-х их сократили и они должны были выживать в этом "перестроившемся" мире, заниматься предпринимательством. Было всё: и стрелки с бандитами, и сожженные киоски, и обман, бешеные деньги и полнейшее разорение, кризис 1998-го... Потом, после смерти отца, я должен был начать работать на тяжелой работе в 14 лет, помогать маме. Она тоже трудилась на нескольких тяжелых работах, одновременно помогая мне в творчестве, с очень тонким художественным вкусом, удивительной культурой. Жили очень бедно, но не пили и не курили, денег на плёнку и печать фотографий хватало. Помню, как бросил курить в те годы, экономя рубли на фотоплёнку, каждый раз "растягивая" пачку сигарет до следующей плёнки. С тех пор больше не курю.

Первый выпуск киножурнала "Инская на экране". Октябрь, 2002 г.

— Чем сейчас занимаешься? Расскажи про мастерскую, в которой преподаешь. 

Я закончил операторский факультет НГТУ в 2010 году, работаю кинооператором, сотрудничаю с разными режиссерами, на разных студиях. Работаю на игровых, документальных, научно-популярных, рекламных фильмах, клипах и роликах. Но, конечно, хочется настоящей, большой творческой работы. Быть может, в будущем она появится, мне удастся найти режиссёра и продюсера для создания чего-то интересного нам обоим и поистине стоящего. Это так же, как со второй половинкой. Может быть, я сам буду режиссёром и оператором своей картины, хотя это очень сложно, особенно на большом фильме, но зато тут полное понимание.

Я уже 5 лет веду мастерскую для подростков в телекомпании "Старая мельница". Это и подработка, и хобби хорошее, всегда интересно общаться с молодыми: с одной стороны я стараюсь передавать свой опыт и энтузиазм им, с другой — сам учусь у тинэйджеров смотреть на мир по-новому. Дети все хорошие, разные, но, к сожалению, я пока не вижу ни у кого такого же желания снимать кино, как было у меня в их годы. Может быть, со временем, кто-то выберет путь кинематографа, посмотрим… 

— Как дела с ремейком на "Хороший, плохой, злой". Каково вообще снимать вестерны в Сибири? 

Я выступаю здесь в роли режиссёра и продюсера, отчасти как оператор-постановщик. Актёрами, а также съемочной группой являются сами студийцы. Для них это хорошая учёба и развлечение. Это не совсем ремейк фильма "Хороший плохой злой", скорее собирательная пародия на спагетти-вестерны. 

Фильм снимается на киноплёнку 35 мм, в широкоэкранном (анаморфотном) формате, что соответствует стилистике вестернов, также практически все сцены снимаются на натуре, используются аутентичные костюмы, оружие и реквизит, пиротехника. Никакой компьютерной графики и прочих спецэффектов, все трюки выполняются в живую (только не убивают и не калечат по-настоящему). Надеюсь, это позволит создать кино, которому веришь. 

Тема вестернов меня привлекает давно, ведь фильм "Человек с бульвара Капуцинов", посмотрев который, я понял, что родился для кино, — это советский вестерн, в комедийной форме показывающий влияние "хорошего" и "плохого" кинематографа на души зрителей. В антураже вестерна есть возможность показать много тем, и он не исчерпывается только тупым боевиком. В первую очередь — это романтика, жажда приключений, свобода, борьба добра и зла, любовь, смерть, очень резкие характеры и повороты, "всё или ничего". 

Что до съемок в Сибири вместо Калифорнии или Аризоны — я бы сказал, что это не страшно. Конечно, погода вносит массу трудностей, приходится снимать только летом и в солнечные дни, а это крайне короткий период в Сибири. Снимать можно везде, главное, хорошая идея и желание её воплотить.

В любом случае, кино снятое здесь будет не таким, если бы его снимали в Голливуде. Но это не значит, что оно должно быть плохим. Наоборот, недостаток финансирования мотивирует к поиску альтернативных сюжетных и технических решений, заставляет работать мозг, чем если бы все возможности были. Малое количество плёнки и светового времени заставляет режиссёра, оператора и актёров всё репетировать заранее и на съёмке выдавать безукоризненный результат. Всё равно на экране будет видна бедность и непрофессионализм, но это и фишка российского кино, на этом можно сыграть, да и камерность самого действия придаёт больший реализм и драматизм действию, чем массовые баталии и графика, от которых уже устал зритель.

Я не могу сказать за всех современных режиссёров, сценаристов, операторов. Наверное, у всех все по-разному, разные пути, разные возможности работы. В мире сейчас кризис идей: и в мировом, и в российском кинематографе снимают в основном ремейки старых фильмов, фильмы по комиксам, играм. Всё меньше оригинальных идей и форм. Из современных рёжиссеров я бы мог выделить тех, кто находится сейчас в авангарде киномысли — это Кристофер Нолан, Алехандро Гонсалес Иньяриту и Квентин Тарантино. Эти ребята снимают кино, которое вдохновляет их самих и интересно современному зрителю, без деления на "попсу" и "арт-хаус". Нормальное, хорошее, современное кино, каждый в своем стиле. 

Что касается Года кино в России, это, на мой взгляд, просто насмешка и плевок на наше кино.

— Куда вообще податься начинающему режиссёру после института? 

Я бы советовал начать с фотографии, с чего-то простого, тем более, не браться сразу за полнометражный фильм. Многие начинали с фотографии, Стенли Кубрик тот же. Выработать своё видение. Потом можно снимать какие-то простые этюды, игровые или документальные, что нравится. Сейчас, конечно, возможности съёмочной техники и монтажа лучше и доступнее, чем в моей юности, и на телефон можно прекрасно снять, и многие снимают, это здорово, но забывают о том, что надо учиться профессии, воспитывать в себе вкус, а на это уходят годы. Ну, и участвуйте в фестивалях, показывайте своё кино, смотрите чужое, общайтесь, входите в мир кино. Сейчас великие возможности даёт интернет, так что возможности для обучения, обмена опытом, зарабатывания денег и продвижения своего кино у молодых есть огромные. 

— В России сейчас год кино. Это заметно? 

О российском кинематографе сказать могу то, что у нас есть фильмы, есть режиссёры, но кинематографии нет. Как есть французская, японская, американская, итальянская, была советская... А российской кинематографии, системы, индустрии, увы, нет... Из последних наших фильмов мне понравилась "Территория" Мельника, снятая на кинопленку, в натуральных условиях, от неё веет чем-то настоящим и русским. Еще была пара сериалов про войну, удивительно неплохо сделанных. В остальном же творчестве наших "киномэтров" лишь жалкая пародия на Голливуд или тоска по "советскому далеко". Надеюсь, в будущем у нас появится что-то новое, благодаря молодым авторам. 

Что касается года кино в России, это, на мой взгляд, просто насмешка и плевок на наше кино. Все последние годы власть никак не поддерживала кинематографистов, уничтожала студии и центры кино, поддерживая лишь отдельных личностей и структуры, причем только в Москве. В Новосибирске в конце прошлого года закрыли крупнейшую за Уралом Западно-Сибирскую киностудию: ликвидировали предприятие и продали уникальное здание под офисы и торговые склады. Все специалисты оказались на улице, работая "по углам" на частных маленьких студиях по три человека. Оборудование разграблено, а бесценный киноархив непонятно в каком состоянии валяется по фильмобазам. В этом году власти хотят закрыть "Новосибирсккиновидеопрокат", где в кинозале "Синема" собираются поклонники документального кино, и где есть фильмохранилище. Это единственная в городе организация, занимающаяся кинофондом. И тут нам объявляют о годе российского кино, когда в кинотеатрах идут только иностранные блокбастеры. Это просто смешно.

Павел Комаров|РИА Новости: В кабинете директора Западно-Сибирской киностудии в Новосибирске Виктора Серова

Я надеюсь, что ситуация с российским кинематографом изменится, и с приходом молодых режиссёров, продюсеров, операторов наше кино обогатиться. Не хватает новых хороших сценариев, современной музыки для кино, новых талантливых актёров. Всё это задача молодых. Так что учитесь, дерзайте, пробуйте себя. Современные технологии позволяют делать кино дешевле, быстрее, качественнее.

С одной стороны техническая часть упростилась, удешевилась, с другой стороны требования мастерства только повышаются. Нужны новые идеи, новые ходы, постоянно меняется техника, надо учиться, приспосабливаться. Но при любой технике природа киноискусства остается той же, человек тот же, вот и надо снимать кино для людей: хорошее, светлое, заставляющее задуматься, взглянуть по-другому на многие вещи. Чтобы зритель, выйдя из зала, почувствовал то, что ему хотел передать режиссёр, и, возможно, нашел решение своих проблем, какую-то надежду на лучшее.

Материал с сайта: http://russiawithout.me/cowboysibir